Сингапур - путь к успеху. Прыжок тигра из третьего мира в первый.

16 Май 2015

Комментарии:

0
 Май 16, 2015
 0

Недавно мировая экономика (да и политика тоже) понесла тяжёлую утрату — скончался многолетний бессменный премьер-министр Сингапура и отец сингапурского экономического чуда Ли Куан Ю (иногда его имя переводится как Ли Кван Ю). За 31 год, проведённый на посту премьера, ему удалось превратить отсталый, не имеющий своих ресурсов и испытывающий даже дефицит питьевой воды остров, в одну из самых мощных экономик мира. Дизайн-портал depo13, преклоняясь перед масштабом личности столь выдающегося человека, планирует посвятить ему и его деятельности несколько публикаций (особенно, применительно к украинской действительности). И именно статья о Ли Куан Ю по нашему общему мнению должна открывать потитико-экономический блок портала. 

3 июня исполняется 55 лет с того момента, как Сингапур получил от Великобритании самоуправление. В своей книге «Сингапурская история. Из третьего мира — в первый» Ли Куан Ю опиывает свои достижения в двух сроках: «В 1959 году, когда я стал премьер-министром, объем ВНП на душу населения составлял $400. В 1990 году, когда я ушел в отставку, он вырос до $12,2 тыс., а в 1999 году достиг $22 тыс.». Но за этими короткими строчками с цифрами стоит поистине титанический труд. Книга «Из третьего мира в первый» — это не просто мемуары политического деятеля. Это поучительные размышления о том, как добиться признания и успеха. Ли Куан Ю жил так долго, что казался порой вечным. Из титанов XX века, после кончины Маргарет Тэтчер, он оставался, пожалуй, последним. Попытаемся напомнить основные этапы его деятельности. Для начала — краткая биография:

dp-econ-lee_kuan-03

Ли Куан Ю (Lee Kuan Yew, или Lee Kwan-Yew, 16 сентября 1923 — 23 марта 2015) — сингапурский государственный деятель, первый премьер-министр Республики Сингапур (1959–1990), один из создателей сингапурского «экономического чуда».

Родился в семье китайского происхождения. Учился сначала в сингапурских заведениях — в школе Телок Курау и Раффлз-колледже (ныне Национальный университет Сингапура), — затем в Кембриджском университете (1945–1949).

В 1949 году вернулся на родину. С 1950 года занимался адвокатской практикой в Сингапуре в компании Laycock and Ong, участвовал в профсоюзном движении. В 1954 году избран генеральным секретарём партии «Народное действие», пришедшей к власти в 1959 году. С 1959 по 1990 годы занимал пост премьер-министра. В 1990–2004 годы был старшим министром в правительстве Го Чок Тонга. В августе 2004 года получил должность министра-ментора (наставника) в правительстве своего сына Ли Сяньлуна. 

dp-econ-lee_kuan-01

Июнь 1959 г. Ли Куан Ю одержал победу в национальных выборах в Сингапуре. Фото: REUTERS

Это кажется невероятным, но Ли стал премьер-министром Сингапура еще в 1959 году – во времена Хрущева, Эйзенхауэра и Аденауэра и в тот же год, когда де Голль стал первым президентом Французской республики. Нужно напомнить, что в эти годы на фоне большого послевоенного передела мира и освобождения от колониализма в мире наблюдался большой подъём прокоммунистической идеологии. Но просоветские и прокоммунистические симпатии вождей того времени (Неру, Сукарно, Нкрумы и т.д.), вера в «большое государство», в насильственную переделку общества, неприятие западных ценностей, антиколониальная демагогия отталкивали Ли Куан Ю изначально. Равно, как и другие популярные идеи того времени. Скорее наоборот — путь к успеху Сингапура под руководством Ли Куан Ю – это путь одиночки против господствующих течений. Подавляющее большинство стран, освободившихся от колониальной зависимости в 1950–1960-е годы и действовавших по вышеупомянутым рецептам, скатились вниз, уровень жизни населения там стремительно падал. Выразительные описания этого имеются в воспоминаниях Ли о его визите в Бирму, где генералы начали свой путь к социализму.

Справедливости ради стоит заметить, что первые шаги в политике Ли Куан Ю делал в союзе с местными социалистами и вовсе не считался тогда консервативным правым политиком, каким он вошел в историю. Но в том-то и заключалась его мудрость как государственного деятеля, что он умел соотносить теорию с политическими реалиями, вовремя признавать ошибки и не давать идеологии брать верх. Кроме того, его способность заключать временные коалиции с идейными оппонентами также служила основной задаче – поддержанию мира и гармонии в Сингапуре. Фигура Ли Куан Ю словно служила олицетворением синтеза лучших западных и восточных традиций, того позитивного, что принес британский колониализм. Этнический китаец, но с родным английским языком, человек, гордящийся китайским культурным наследием, но европейски образованный и мыслящий, Ли был совершенно чужд всякому национализму. При нем английский занял господствующее положение в обществе – именно из прагматических соображений. Английский язык приобрел уличную форму – он внедрялся через школы. Точно так же Ли Куан Ю провел кампанию по вытеснению из обихода местных диалектов китайского и переходу на стандартный «мандарин». Когда Китай открылся мировой экономике, эти усилия премьера были оценены сингапурцами, поначалу цеплявшимися за привычные диалекты. Он был патриотом исключительно Сингапура и приложил огромные усилия по созданию чувства общности между различными этническими группами острова.

Гибкость и прагматизм Ли Куан Ю позволили ему не растеряться в сложной ситуации 1965 года, когда Сингапур был выдавлен из Малайзии. Тогда, напомним, Малайзия, оказавшись в сложной экономической ситуации и не имея возможности дотировать «лишние» нищие регионы, буквально вытолкнула Сингапур из состава федерации и, таким образом, вынудила его объявить себя независимым государством. При этом Ли Куан Ю был противником выхода из федерации, но раз уж так случилось, то он смог на ходу перестроить свою стратегию и тактику, приспосабливаясь к изменившимся условиям. Сегодня, во временной перспективе, избранный им социально-экономический курс кажется единственно возможным в тех условиях. Но в тот момент это вовсе не было понятно.

dp-econ-lee_kuan-027 августа 1965 г. Ли Куан Ю вытирает слезу во время церемонии подписания соглашения о разделении отношений Сингапура с Малайзией. Фото: REUTERS

Итак, к моменту обретения независимости в 1965 году Сингапур представлял собой маленькую бедную страну, которой приходилось импортировать даже пресную воду и строительные материалы. Отношения со странами-соседями также были далеки от идеала, около трети населения нового государства открыто симпатизировали коммунистам, а коррупция поразила почти всю вертикаль власти.

Ли Куан Ю и основанная им в 1954 году партия «Народное действие» сделали ставку на осуществление долгосрочных проектов, которые разрабатывались под руководством иностранных специалистов. Основными задачами модернизации стали развитие трудоемкой промышленности, повышение уровня образования, строительство дешевого жилья, преобразование города-государства в региональный узел Азии. Именно экспортно ориентированное производство стало главным генератором роста экономики. За основной критерий была взята конкурентоспособность продукции, целью стала модернизация промышленности, а также реформы в социальном секторе. В связи с этим в 1973 году государство начало всячески поощрять создание различных проектов в новейших отраслях, таких как нефтехимия, машиностроение, электронная промышленность. Для поддержания высокой конкурентоспособности по мере становления той или иной компании, укрепления предприятия правительство уменьшало и даже прекращало свои финансовые вливания. С этим же связано и то, что в новом Сингапуре госкомпании не получали никаких привилегий и льгот, оперировали на равных с частными предприятиями. Главным для существования компаний были именно конкурентоспособность и, соответственно, прибыльность.

Ли Куан Ю принадлежит одна из самых знаменитых фраз о методах борьбы с коррупцией:

 «Начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете за что, и они знают за что».

Помимо достаточно строгой законодательной системы для противодействия коррупции были подняты зарплаты руководящих чинов и министров с целью устранить повод брать какие-либо взятки. Ставка на эффективность, борьбу с коррупцией, а также на мировую конкурентоспособность Сингапура привела к тому, что в этой стране были практически полностью устранены кумовство и семейственность на каких-либо важных должностях. Фактически в Сингапуре была власть меритократии, когда высокий пост можно было получить только благодаря заслугам и умениям.

Правительством Ли Куан Ю соблюдалась строгая дисциплина по бюджету, его старались делать бездефицитным. Для этого руководство страны отказалось от займов и долговых обязательств в пользу иностранных инвестиций. Весь упор был сделан на привлечение инвестиций в экономику страны. Сингапур стал первым в Юго-Восточной Азии, кто начал широко привлекать иностранный капитал, благодаря которому удавалось эффективно модернизировать промышленность. Пришедшие в Сингапур крупнейшие мировые компании, строили в стране капиталоемкие и наукоемкие предприятия, привозили современные технологии. Привлечению иностранных инвестиций поспособствовала и гибкая налоговая политика, а также поблажки зарубежным компаниям, которые благотворно сказались на развитии Сингапура. В первое десятилетие, до 1970-х годов, в приоритетных отраслях промышленности (пионерными отраслями государства считались нефтеперерабатывающая промышленность, судостроение, текстильное производство) иностранные и национальные предприниматели на пять лет освобождались от подоходного налога, от импортных пошлин на сырье и оборудование, а также получали возможность ускоренной амортизации.

dp-econ-lee_kuan-10

Курс на привлечение иностранных инвестиций и широкую поддержку иностранных компаний привел к тому, что уже во второй половине 1980-х годов Сингапур, не имея собственной нефти, стал крупнейшим центром ее переработки и торговли нефтепродуктами в Юго-Восточной Азии.

В 1981 году Сингапур определил следующий этап развития промышленности, на котором требовалась ультрасовременная инфраструктура мирового класса, комплекс взаимосочетаемых и взаимодополняемых воздушных, морских, телекоммуникационных связей и эффективной логистики. Именно логистике обязан своим развитием важный компонент внешнеэкономических операций Сингапура — реэкспортная торговля.

dp-econ-lee_kuan-16Руководство страны ликвидировало основные проблемы социальной сферы города-государства. Во-первых, была устранена высокая безработица, которая определенное время составляла серьезную проблему: в 1960 году она достигала 13,5%. Благодаря комфортным условиям для бизнеса и благоприятному инвестиционному климату многие транснациональные корпорации размещали в Сингапуре свои производства, в результате чего было создано огромное количество рабочих мест. Появлялись целые проекты, спонсирующие образование студентов за рубежом, власти Сингапура смогли сделать образование и умения престижными.

В результате реформ Сингапур к концу XX века превратился из бывшей бедной колонии Британской империи в одно из самых богатых государств Азии. Жесткие реформы, которые, с одной стороны, сделали Сингапур одним из самых «полицейских» государств в мире, с другой стороны, позволили поднять уровень жизни населения на уровень выше всех восточноевропейских государств, а также стран постсоветского пространства.

dp-econ-lee_kuan-07Необходимо заметить, что на Западе (как и на Востоке) к Ли Куан Ю всегда сохранялось неоднозначное отношение. Нельзя сказать, что он был кумиром университетской молодежи, академических кругов или массмедиа. Его много и часто критиковали за ограничение свободы прессы, за обращение с оппозицией, авторитарные замашки и т.д. Но в том-то и заключалась его сила как политика, что он старался не обращать на это внимания и шел своим путем. Премьер делал то, что считал нужным в данный момент, не считаясь с тем, насколько это будет популярно в остальном мире. Ли Куан Ю стал великим лидером потому, что опирался на самобытные традиции и поддержку населения, которое с первых же его шагов почувствовало реальное улучшение жизни. Впрочем, возможно, в успехе Сингапура свою роль сыграли не только экономические реформы и льготы для бизнеса, но также и внутренний стержень общества.

dp-econ-lee_kuan-06Страна, в которой отсутствовала и отсутствует до сих пор национальная идея или догма, главным остается рациональный прагматизм.

Ли Куан Ю не делал секретов из своего опыта. Он написал увлекательную книгу воспоминаний, выйдя в отставку, много ездил по миру, делясь наработанными знаниями, отвечая на вопросы, встречаясь и с молодежью, и с бизнес-сообществом, но, представляется, главный его урок остается невыученным. Желающие перенять алгоритмы «сингапурского чуда», повторить его на своей земле не понимают важнейшего в наследии покойного – необходимо оставаться самими собой, не идти за кем-то, искать свой путь, не сходя при этом с протоптанной предшественниками дороги. Сам Ли Куан Ю не перенимал механически чей-то опыт, а отталкивался от того лучшего, что имелось в Сингапуре, – традиции британского права, вестминстерская система власти, конфуцианские правила почитания авторитетов, семейных ценностей и трудолюбия.

Многие страны пытались повторить сингапурский опыт, но из этого мало что получилось. Даже Россия не избежала соблазна поучиться у бывшего премьера крошечного государства, как делать реформы. Ли Куан Ю прилетал в Москву, вошел в попечительский совет Инновационного центра «Сколково», встретился с Медведевым, но принесло ли это пользу? Сомнительно.

Конечно, во многом Ли Куан Ю повезло – уникальный дух торгового и космополитического Сингапура сложился задолго до его рождения. Островное положение исключало наличие враждебных соседей, пытавшихся его захватить. Не было проблемы аграрного перенаселения – этого бича третьего мира. Китайский национализм был слаб, а коммунисты не имели опоры в массах. Но тем не менее личные заслуги лидера нации велики и неоспоримы. Тот факт, что Сингапур представляет собой форпост постиндустриальной экономики с высочайшим уровнем жизни, сохраняет межнациональную и межрелигиозную гармонию, нижайший уровень преступности, – важнейшее наследие Ли Куан Ю.

dp-econ-lee_kuan-13

Итак, подытожим:

Ли Куан Ю сделал ставку на несколько пунктов: сильная армия и правоохранительные органы; меритократия и неотделимая от нее борьба с коррупцией; сотрудничество с профсоюзами при одновременном разгроме коммунистов; курс на привлечение зарубежных инвестиций и оказание финансовых и логистических услуг.

К сожалению, до настоящего момента мало кто в мире может гордиться повторением успеха «сингапурского чуда» при всей внешней простоте его рецепта. В начале XXI века мы очень часто слышали фразу – «наша страна пойдет по пути Сингапура», но в реальности оказалось не все так просто, достаточно сравнить судьбу Михаила Саакашвили, пытавшегося копировать сингапурские реформы в Грузии, с судьбой Ли Куан Ю. И сегодня на Украине все, кому не лень, повторяют как мантру слова о сингапурском опыте, но, очевидно, без всяких практических результатов.

И тому есть несколько причин, причём две из них уже выделены в этом тексте. Фраза о «посадке трёх друзей» для Украины с её клановостью и кумовством по моему мнению должна стать ещё радикальнее и звучать примерно так:

«Начните с того, что посадите трех своих КУМОВЬЁВ (как вариант — РОДСТВЕННИКОВ). Вы точно знаете за что, и они знают за что».

Но вряд ли нынешний Президент Украины (у которого так много кумовьёв…:)) прислушается к моей рекомендации…

Со второй выделенной причиной всё ещё немного сложнее — только немногие бизнесмены и предприниматели с очень большим стажем помнят, что Украина в начале 90-х уже пыталась скопировать сингапурский опыт по привлечению иностранных инвестиций втор в данном случае весьма хорошо знаком с темой, поскольку в те годы сам работал в СП — кстати, украинско-сингапурском). Был даже издан указ Президента о льготах для совместных предприятий с иностранными инвестициями, который действительно мог стать прорывом, поскольку предполагал не только освобождение СП на пять лет от подоходного налога и от импортных пошлин на сырье и оборудование для нужд собственного производства, но и существенную защиту иностранному капиталу, вкладывающего свои деньги в Украину, выражавшуюся в прямом запрете на введение в этот самый пятилетний срок любых новых видов налогов и пошлин. 

Но, как говорится, «недолго музыка играла» — прорыв просуществовал около года… Причём вначале (где-то через полгода после старта реформы) насквозь коррумпированное украинское налоговое ведомство совместно с пришедшим как раз к власти лобби «красных директоров» протащило через парламент поправку о введении НДС для совместных предприятий с иностранными инвестициями на основании полностью высосанного из пальца заявления о том, что НДС, дескать, не является новым налогом (хотя для всей Украины этот налог ввели уже намного позже начала действия налоговых льгот. Это враньё на самом высоком уровне стало для иностранных инвесторов первым серьёзным разочарованием, — но, как оказалось далеко не последним.(!) Не просуществовав и года, льготный налоговый режим для СП с иностранными инвестициями был «благополучно» отменён. Но этого показалось мало — СП, пользовавшиеся налоговым режимом, обязали оплатить недоплаченные за это время налоги задним числом, что по западным меркам являлось уже не просто беспределом, а «беспределом в квадрате» (или кубе). С тех пор наша власть ещё много и успешно «кидала» иностранных инвесторов, но тот первый «кидок» имел наиболее негативные последствия, а остальные лишь подтверждали правило — с украинской кланово-олигархической властью лучше не иметь никаких дел. Это — прямая инструкция о том, как не нужно проводить реформы подобного рода. А как нужно — описано, собственно, в статье о Ли Куан Ю.

С глубочайшим уважением к Великому Реформатору.

Главред портала depo13

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *