Кнопки "КУПИТЬ", "ЗАКАЗАТЬ", "ПРИНЯТЬ УСЛОВИЯ..." и т.п. Что означает их нажатие с юридической точки зрения?

6 Июнь 2015

Комментарии:

0
 Июнь 6, 2015
 0

Не претендуя на оригинальность, можно с уверенностью сказать, что в настоящее время нет более динамично развивающейся сферы, чем интернет. Электронная коммерция, торговля и предоставление разного рода услуг развиваются во всемирной сети поистине гигантскими темпами. Каждый пользователь интернета каждодневно сталкивается с огромным числом заманчивых предложений что-либо купить, скачать, установить на что-нибудь подписаться и т.п. Как правило, для совершения данного действия нужно всего лишь нажать на соответствующую кнопку на экране компьютера или смартфона на которой написано «КУПИТЬ», «ПРИНЯТЬ», «ПОДТВЕРДИТЬ» и тому подобное, находящуюся на том или ином сайте. Но за кажущейся простотой этого действия скрываются серьёзные юридические последствия, часто оборачивающиеся разочарованием, а порой и серьёзными финансовыми потерями. Юристконсульт дизайн-портала depo13 попытается подробно пояснить, что обозначает простой клик по такой кнопке с юридической точки зрения и какие правовые последствия он несёт с точки зрения как украинского, так и российского законодательства. Нам кажется,что подробный анализ ситуаций, касающихся заключения сделок через Интернет, был бы интересен программистам и менеджерам в области IT. Параллельный анализ нюансов законодательства России по нашему мнению совершенно необходим, поскольку в этих вопросах в наших «братских» странах имеются некоторые принципиальные различия, могущие сыграть с неподготовленным пользователем злую шутку. Основной объём трафика рунета приходится на сёрвера, размещённые на территории России и, стало быть, подчиняющиеся российского законодательству, но есть и те, которые находятся на украинской территории. Столь пристальное внимание к вопросу размещения вызвано одной простой деталью — в обеих странах при заключении любых договоров, а, согласно законодательству, наших стран когда клиент принимает чьи-либо условия, договор считается заключённым, — все возникающие споры должны решаться по законодательству той страны, в которой находится инициатор сделки (если иное не предусмотрено договором). Однако, обо всём по порядку.

Так, например, одно из самых серьёзных законодательных различий между нашими странами заложено уже в таком основополагающем базовом вопросе, как оборотоспособность объектов гражданских прав.

С точки зрения законодательства РФ компьютерная программа, музыка, фильм и т.п. являются объектами авторского права или смежных прав, и с юридической точки зрения сделки с ними не являются договором купли-продажи, а являются договором лицензирования, по тому что пользователю передается не материальная вещь, а полезная информация на каком-либо носителе или вообще без носителя. Согласно Гражданскому кодексу РФ программы и другие интеллектуальные блага, не могут быть проданы, а могут быть только лицензированы платно или бесплатно. Лицензирование означает предоставление права использовать программу. Это закреплено в статье 129 ч. 4 ГК РФ:

«Результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (статья 1225) не могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому. Однако права на такие результаты и средства, а также материальные носители, в которых выражены соответствующие результаты или средства, могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому в случаях и в порядке, которые установлены настоящим Кодексом.»

В гражданском кодексе Украины подобное разделение отсутствует напрочь. Так статья 177 главы 12 ГК Украины «Виды объектов гражданских прав» прямо определяет:

«Объектами гражданских прав являются вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, имущественные права, результаты работ, услуги, результаты интеллектуальной, творческой деятельности, информация, а также другие материальные и нематериальные блага.»(т.е. вроде бы по украинскому законодательству результаты интеллектуальной и творческой деятельности могут отчуждаться — в смысле продаваться в определённых Законом случаях). Но далее, в главе 35 книги четвёртой «Право интеллектуальной собственности» в общих положениях (в п.2 ст.418) следует разделение имущественных прав на «личные неимущественные права интеллектуальной собственности и (или) имущественные права интеллектуальной собственности, содержание которых относительно определенных объектов права интеллектуальной собственности определяется настоящим Кодексом и другим законом.» 

И далее под продажей прав интеллектуальной собственности в Гражданском кодексе Украины понимается продажа исключительно имущественных прав, которые трактуются, на мой взгляд, несколько шире, чем в российском ГК.

Примерно то же можно сказать и о собственно самой процедуре заключения договора. По украинскому законодательству здесь всё предельно просто — согласно п.1 ст. 638 главы 53 ГК Украины «Договор считается заключенным, если стороны в надлежащей форме достигли согласия по всем существенным условиям договора.» Далее в п.2 также предельно просто описан способ заключения договора: «Договор заключается путем предложения одной стороны заключить договор (оферты) и принятие предложения (акцепта) второй стороной.»

Далее п.1 ст.69 гласит «Договор может быть заключен в любой форме, если требования относительно формы договора не установленные законом.»и п.1 ст.640 — «Договор является заключенным с момента получения лицом, направившим предложение заключить договор, ответа о принятии этого предложения. И всё. Предельно просто и понятно. Разве что в следующей статье 641 даны небольшие разъяснения и уточнения — п.1: «Предложение заключить договор (оферту) может сделать любая из сторон будущего договора». и в п.2: «Реклама или другие предложения, адресованные неопределенному кругу лиц, являются приглашением делать предложения заключить договор, если другое не указано в рекламе или других предложениях».

Простота и лаконичность формулировок украинского законодательства даёт на мой взгляд возможность более однозначного их толкования.

Что же касается России, то здесь ситуация гораздо сложнее и запутаннее. Но разобраться в ней крайне необходимо, так как, напоминаю, основная часть сёрверов Рунета находится в России и при возникновении любых вопросов и проблем придётся руководствоваться российским законодательством. 

dp-yuridich-problema-nagatiya-knopku-04

Продажа программы – напоминаю ещё раз — это термин обывательский, и используя его об этом не стоит забывать.
По договору купли-продажи может быть продана только материальная вещь, такие договоры заключаются в Интернет-магазинах.
Это разграничение имеет большое юридическое значение, так как к договорам купли-продажи и лицензирования применяется разное законодательство. К первым, например статьи 454 – 566, ко вторым статьи 1255 – 1302 ГК РФ.

Гражданский кодекс писался во время, когда Интернет не был распространен, и авторы Кодекса не могли и предполагать, что через Сеть будут продаваться товары и предоставляться лицензии. Согласно Кодексу, подавляющее большинство сделок, заключаемых в Интернете должны были бы заключаться в письменной форме. Это следует из положений статьи 161 ГК:

Статья 161. Сделки, совершаемые в простой письменной форме

1. Должны совершаться в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения:
1) сделки юридических лиц между собой и с гражданами;
2) сделки граждан между собой на сумму, превышающую десять тысяч рублей, а в случаях, предусмотренных законом, — независимо от суммы сделки.
2. Соблюдение простой письменной формы не требуется для сделок, которые в соответствии со статьей 159 настоящего Кодекса могут быть совершены устно.

Т.е. получается, что интернет-магазины и магазины приложений, будучи юридическими лицами, должны заключать с пользователем письменный договор, однако это убивает саму идею коммерции в Интернете. Как же обойти это ограничение, и защитить в суде права правообладателя, продавца или пользователя? Чуть ниже этот вопрос будет раскрыт.

Законодатель в статье 160 ч. 2 приравнивает к договору на бумаге, договор, заключенный с использованием электронной подписи, но это не большое облегчение, по тому, что для получения такой подписи пользователю нужно осуществить длинный ряд технических и юридических формальностей, которые никто не будет делать:

Статья 160. Письменная форма сделки

2. Использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронной подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

Также законодатель с 1 октября 2014 г. дал некоторое послабление в случае лицензирования ПО (ст. 1286 ч. 5):

Статья 1286. Лицензионный договор о предоставлении права использования произведения

5. Лицензионный договор с пользователем о предоставлении ему простой (неисключительной) лицензии на использование программы для ЭВМ или базы данных может быть заключен в упрощенном порядке.
Лицензионный договор, заключаемый в упрощенном порядке, является договором присоединения, условия которого, в частности, могут быть изложены на приобретаемом экземпляре программы для ЭВМ или базы данных либо на упаковке такого экземпляра, а также в электронном виде (пункт 2 статьи 434). Начало использования программы для ЭВМ или базы данных пользователем, как оно определяется указанными условиями, означает его согласие на заключение договора. В этом случае письменная форма договора считается соблюденной.
Лицензионный договор, заключаемый в упрощенном порядке, является безвозмездным, если договором не предусмотрено иное.

Но как же быть с лицензированием музыки или фильмов, а также продажами вещей через Интернет? Все мы знаем ситуацию на практике, где такие сделки заключаются нажатием на кнопку на экране. Чем же является такое нажатие с точки зрения законодателя? Ответ на этот вопрос раскрыт в статье 158:

Статья 158. Форма сделок
1. Сделки совершаются устно или в письменной форме (простой или нотариальной).
2. Сделка, которая может быть совершена устно, считается совершенной и в том случае, когда из поведения лица явствует его воля совершить сделку.
3. Молчание признается выражением воли совершить сделку в случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон.

Обратите внимание на часть 2. Из нажатия пользователя на кнопку «Купить» следует, что он хочет купить товар, «Принять условия соглашения» — заключить лицензионное соглашение. Данное действие признается конклюдентным, т.е. считается, что пользователь как бы устно договорился с правообладателем или продавцом.

dp-yuridich-problema-nagatiya-knopku-03-1

Налицо несоблюдение обязательной письменной формы сделки. Какие же последствия предусмотрены за такое несоблюдение? Они раскрыты в статье 162:

Статья 162. Последствия несоблюдения простой письменной формы сделки
1. Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.
2. В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность.

В этих двух пунктах имеется в виду, что если в каком-либо законе написано, что какой-либо тип договора недействителен, если он заключен письменно, то нажатие на кнопку «Принять» договор не имеет никаких юридических последствий. Если для конкретного типа договора нигде в законах такого положения нет, а просто написано, что «Договор типа ХХХ должен быть заключен в письменной форме», то договор действителен, но в случае спора стороны лишаются права ссылаться на свидетелей, которые могут подтвердить, что они видели, как заключался этот договор.

К облегчению всего IT сообщества, таких положений о недействительности нет ни для договора лицензирования музыки, фильмов и т.п. (ст. 1286 ч. 2 ГК), ни для договоров купли-продажи. И единственная санкция за несоблюдение обязательной письменной формы в случае наличия спора – это невозможность привлекать свидетелей в суде. Однако можно использовать другие доказательства заключения сделки, например:
 

  • Доказательства факта получения SMS со специальным кодом на номер пользователя и его введение для получения доступа к предмету договора;
  • Доказательства факта скачивания файла с предметом лицензионного соглашения с сервера правообладателя на компьютер пользователя;
  • Доказательства регистрации пользователя в системе, предусмотренной для использования предмета лицензионного соглашения с добровольным введением пользователем своих идентификационных данных и доказательства использования лицом такой системы;
  • Доказательства перечисления денежных средств пользователем на счет правообладателя или продавца
  • Доказательства факта поставки вещи в случае интернет-магазина и прочее.

 

Следует отметить, что все же существуют типы договоров, для которых заключение в устной форме влечет полную юридическую недействительность. К ним, относятся, например, положения о неустойке, т.к. ст.331 ГК РФ прямо и однозначно гласит: «Соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке.» Таким образом, если даже в лицензионном соглашении с пользователем прописан какой-либо штраф за его нарушение, например, за взлом средств защиты ПО, то, если с пользователем нет письменного договора, или договора, заключенного с использованием электронной подписи, то положение о штрафе может быть признано судом не имеющим юридической силы.

Ещё раз подчеркну, что именно размытость и неоднозначность формулировок российского ГК и большое количество разного рода подзаконных актов породили различное трактование одних и тех же эпизодов по данной тематике.

Так большой пласт вопросов возникает по трактованию интернет-сделок, как сделок, заключаемых с помощью электронных средств связи, а также о необходимости (обязательности) использовать при таких сделках электронную подпись, о чём в ГК РФ написано немало. При этом масса аспектов выписывается очень подробно, но вместе с тем большое количество уточняющей и разъясняющей информации, а также подзаконных актов по данной тематике способно породить неоднозначную трактовку судами одинаковых эпизодов.

Так вторая часть статьи 434 ГК РФ предусматривает возможность заключения сделки в письменной форме не только путем составления одного документа, подписанного сторонами, но и путем обмена документами с помощью средств связи, причем перечень таких средств не ограничен, а «электронная» связь в перечне прямо упомянута. Представляется, что под ее определение подпадает любой обмен документами, причем не только средствами электронной почты, но и посредством загрузки документов в память компьютера с интернет-страницы по протоколу HTTP, а также при получении документа в виде файла, включенного в состав программы для ЭВМ. Таким образом, с точки зрения законодательства нет препятствий к тому, чтобы считать такой обмен заключением сделки именно в письменной форме. Текст типового лицензионного договора в электронной форме в данном случае может считаться офертой, то есть приглашением заключить сделку. При этом в третьей части статьи 434 ГК содержится указание на то, что письменная форма договора считается соблюденной, если предложение ее заключить принято в порядке, предусмотренном в статье 438 ГК. Этот порядок состоит в том, что лицо, получившее оферту, совершает определенные действия, из которых можно судить о его намерении исполнить условия договора (акцепт).

Довольно часто приходится слышать возражения, состоящие в том, что сделка, заключенная при помощи обмена электронными документами, не может считаться заключенной без подписания таких документов электронной подписью. Однако законодательство не требует обязательной подписи электронных документов. Да, для соблюдения письменной формы сделки при составлении одного документа статья 434 действительно требует, чтобы он был подписан сторонами. Однако при обмене электронными документами с помощью средств связи требование подписывать их отсутствует.

Также существует мнение, что сделку, заключенную посредством обмена электронными документами, нельзя считать заключенной, поскольку при использовании электронной почты или сайта в Интернете нельзя «достоверно установить», от кого исходит документ, как того требует часть 2 статьи 434 ГК. Представляется, что данный вопрос должен быть целиком оставлен на усмотрение сторон договора: именно они должны нести риски, связанные со сделкой. Следует также напомнить, что еще несколько лет назад в судопроизводстве господствовало мнение о том, что электронные документы нельзя использовать в доказывании, поскольку их слишком легко подделать либо подменить. Однако в настоящее время сообщения электронной почты, интернет-страницы и иные электронные документы успешно используются в судах в качестве доказательств.

Ещё раз в краткой форме подчеркну своё мнение об электронных договорах:

1. Нет закона, устанавливающего для электронных договоров какие-то особые требования. Электронная подпись для лицензионного договора не требуется (об этом не сказано в пункте 2 статьи 434 ГК РФ и в других нормах ГК РФ), какие-то другие формальности не закреплены. (В украинском же ГК всё вообще трактуется ещё более чётко и однозначно).

2. При нажатии на кнопку никакого обмена документами (в юридическом смысле) не происходит. Если выражаться точнее — обмен документами происходит при загрузке интернет-страницы с кнопкой «Я согласен» и текстом соглашения, а в силу того, что типовой электронный лицензионный договор является договором присоединения, то не происходит передача документа от пользователя к правообладателю, но она, собственно, в этом случае и не нужна, чтобы договор имел юридическую силу.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *