Как раскрыть и развивать таланты?

13 Июнь 2015

Комментарии:

0
 Июнь 13, 2015
 0

Продолжая серию статей нашей постоянной ведущей, редактора раздела ИСКУССТВО Юли, на тему таланта, дизайн-портал depo13 публикует её третью статью. В ней описываются проблемы и вопросы, с которыми сталкивается каждый по-настоящему творческий человек, пытающийся найти в себе спрятанные таланты и развивать их.

В детстве мы все много мечтаем, обо всем подряд, и мы верим, что наши мечты рано или поздно сбудутся. Со временем, мы становимся взрослыми и перестаем мечтать, а часто даже гоним от себя воспоминания о детских несбывшихся мечтах. И жизнь становится серой и бессмысленной, но зато как у всех. Если вы не хотите жить как все, предлагаю вам раскрыть в себе талант.

dp-talant-14

Часто люди даже не подозревают о своих способностях, они не знают, что у них есть талант. Люди слишком ленивы, чтобы заниматься самопознанием. И только случай может внезапно показать нам способности, которые скрыты внутри нас.

Как найти свой похороненный талант?

Все дети получают не один, а множество талантов. И все зависит от условий, в которых они растут. Мы должны замечать и создавать хорошие условия для развития, по крайней мере, одного из этих талантов. Ваши дети в будущем могут стать художниками, музыкантами, спортсменами, учеными, полиглотами. Все это находится внутри каждого, и в зависимости от условий может быть легко, или не так легко, развито. Талантливые люди сегодня считаются своего рода «элита», они известны, люди говорят о них, СМИ о них пишет. Но их единицы, а как же остальные, где их талант? Ответ прост – талант похоронен внутри них.

Талант – это дар Природы, умноженный на ваши усилия. Он может быть обнаружен, когда мы работаем над ним. И никогда не бывает слишком поздно, чтобы обнаружить и развить свой талант. Главное, что вам нужно, это огромное желание. Например, каждый может научиться рисовать, несмотря на возраст. Плохие оценки по рисованию в школе не означает, что у вас нет таланта, но означает, что вы не получили ключ к нему. Другими словами – талант – это умение и привычка быстро осваивать все новое.

С самого рождения человек вынужден постоянно учиться: в начале есть, ходить, разговаривать, читать, писать…. Затем он идёт в школу, что бы освоить общеобразовательную программу, которая позволит ему опять учиться, что бы получить профессию, стать хорошим специалистом или квалифицированным рабочим. Но всё это не является гарантией того, что мы добьемся успеха в нашей жизни. Шансы на это могут быть увеличены за счет знания наших талантов в сочетании с нашими знаниями и опытом.

dp-talant-02

Чтобы быть всегда в творческом тонусе — необходимо стараться всю жизнь учиться, осваивая что-то новое.

Кроме этого, творческие люди лучше справляются с различными проблемами и стрессами. Они концентрируют свою энергию и свои силы для преодоления препятствий и разрешения внутренних и внешних конфликтов.

Учёные установили, что за рациональность принятия решений на заданные нам жизнью вопросы отвечает левое полушарие нашего мозга, его называют ещё «логическим», а за эмоции отвечает – правое.

Результаты некоторых исследований показывают, что с этим утверждением всё не совсем так просто — см. статью (прим. ред.)

Когда мы попадаем в замкнутый круг проблем и трудно представляем себе выход из такой ситуации, так как некоторые проблемы могут быть слишком сложными для рационального мышления, начинают проявляться агрессивность или апатия, развиваются различные болезни, происходит, как бы, перенапряжение нашего «логического» полушария. В такой ситуации важно включить в работу «эмоциональное» полушарие и дать мозгу возможность расслабиться, отвлечься, перевести проблему из сферы логического решения в сферу чувств и интуиции. Активизация правого полушария позволяет посмотреть на существующую проблему с новой точки зрения и на подсознательном уровне, интуитивно, способствует её решению, а в результате происходит выздоровление. Природа, создавая человека, предполагала равнозначное участие и взаимодействие обоих полушарий в работе мозга. В реальной жизни человеку приходится чаще использовать своё логическое мышление для решения текущих проблем, которые, почему-то, никогда не заканчиваются. Вот и получается, что искусство для человека вместо повседневной потребности наряду с «хлебом насущным» превращается в дозированное лекарство.

Прямо сейчас вы можете сделать первые шаги, чтобы узнать, какие таланты скрыты внутри вас за вашими страхами и самокритикой.

Закройте глаза на 15 минут, насладитесь тишиной и возможностью побыть наедине с собой, забудьте обо всем. Затем ответьте честно на следующие вопросы:

1. Когда я был ребенком, моя любимая игрушка (игра) …

2. Когда я был ребенком, лучший фильм, который я видел, был …

3. Я делаю это крайне редко, но мне нравится …

4. Если бы у меня всегда было хорошее настроение, я бы …

5. Если бы не было поздно, я бы …

6. Мой любимый музыкальный инструмент …

7. Я люблю читать тайно … (что?)

8. Если бы мой успех был заранее гарантирован, я хотел бы стать (сделать) …

9. Если бы это не было глупой затеей, я хотел бы…

10. Музыка, которая улучшает мое настроение …

11. Я люблю одеваться … (как?)

12. Если бы у меня всегда было свободное время, я бы…

13. Какой бы подарок я хотел(а) получить?

Эти вопросы и ответы могут показаться странными, удивительными, неожиданными, но этот список может полностью изменить Вашу жизнь!

Проанализируйте ваши ответы … Они могут быть ключом к вашему таланту!

И не забудьте сделать себе подарок, тот самый, который вы написали в пункте 13.

Но, заметим, что проанализировать тестирование на талант довольно сложная задача даже для профессионала. Поэтому, нужно искать в разных источниках. В жизни много примеров.

Учительница сказала: «Ребята, через месяц у нас будет карнавал. Подойдите к делу творчески, пусть каждый сделает что-нибудь необычное. Самые оригинальные костюмы отметим призами.»

Моя дочь занималась этим костюмом целыми днями, и в день карнавала ушла в школу с объемистой коробкой в руках, в приятном возбуждении, под наши искренние одобрительные восклицания. А вернулась обескураженная. Оказалось, что увидев ее, учительница сначала пришла в восторг: «У тебя замечательный наряд! Кого же ты изображаешь?»

«Марсианку» — гордо сказала дочь.

И услышала в ответ: «Разве ты забыла, чтό мы проходили на прошлой неделе — на Марсе нет жизни!»

Этот случай, произошедший с его дочерью, описывает на своих лекциях американский психолог Роберт Стернберг — один из самых известных ученых в области изучения интеллекта, творчества и проблем обучения. Учительница хотела стимулировать, а затем оценить творчество детей, но с оценкой у нее получилось, мягко говоря, плоховато. И дело здесь не только в особенностях ее стиля мышления, хотя и в них, вероятно, тоже. Дело в самой проблеме — диагностике творчества, в которой не могут разобраться и сами психологи. Проверка, тестирование чужого творчества оказалось внутренне очень противоречивой задачей.

Тесты творчества призваны делать примерно то же, что пыталась сделать та самая учительница. Они должны побудить человека к изобретению новых, разнообразных, оригинальных решений. Например, требуется придумать как можно больше способов необычного употребления самого обыденного, казалось бы, предмета (карандаша, кирпича и т.п.), придумать как можно больше усовершенствований какой-либо игрушки, нарисовать как можно больше разных картинок с заданным исходным элементом и т.д. Это задания на так называемое дивергентное мышление на способность развертывания мыслительной деятельности по множеству разнообразных путей, что является важнейшей частью творческих способностей.

Оценивается общее количество ответов (чем их больше, тем лучше) и их разнообразие. Например, если человек предложил использовать кирпич как подставку для горячей сковороды и как подставку для ног, то это будет оценено как два однотипных ответа, что не очень. А вот если он предложит использовать кирпич как подставку и как груз, то это будет отнесено к разным категориям ответов и повысит балл за разнообразие.

Оценивается и оригинальность каждого ответа. Она рассчитывается механически: как часто встречается ответ в ранее обследованной группе людей. Если человек придумал, как употребить карандаш таким способом, до которого мало кто додумался, он получает высокий балл за оригинальность, а если дал тот же ответ, что давали многие люди до него, значит его мышление пошло по стандартному, неоригинальному пути. Есть стандартный список ответов разной степени оригинальности; эти списки могут различаться в разных культурах, профессиональных группах и т.д.

На основе рассчитанных таким образом оценок вычисляется общий, суммарный балл за творческие способности. Не правда ли, все это выглядит относительно просто, удобно и надежно?

Поэтому парадоксом прозвучит утверждение, что проблема теста творчества никогда не получит окончательного решения, а любое найденное промежуточное решение будет очень быстро обесцениваться.

Стандарт измерения нестандартности

Е.П. Торранс, автор одного из самых популярных тестов творчества, не побоялся заявить: полноценный тест творческого мышления невозможен в принципе. Потому что сама сущность тестов противоречит сущности творчества. Тест — это стандартная процедура обследования по заданному набору параметров. А сама суть творчества — выход за рамки заданного и известного, прорыв за пределы стандартов. Поэтому комбинация «тест и творчество» представляет собой, метафорически выражаясь, «лед и пламень». Это такая комбинация, в которой и инструмент измерения (тест), и измеряемое качество (творчество) чувствуют себя максимально дискомфортно. Тест творчества должен быть стандартом измерения способности ломать стандарты. А демонстрируемые человеком акты творчества (то есть нестандартности его мышления) должны выглядеть так, чтобы подпадать под этот стандарт.

dp-talant-12

И это не единственный парадокс. Вот еще парочка.

Из-за длительности применения (тесты разрабатываются на годы или даже десятилетия вперед) любой тест творчества становится не новым и хорошо всем известным способом оценивать новизну. Из-за массового применения на множестве людей (смысл тестирования, именно в массовом охвате) тест творчества должен стать массовым методом оценки оригинального. Однако массовость противостоит оригинальности. И так далее. Но не возникает ли ощущение, что оригинальность, улавливаемая стандартным методом, — это какая-то ущербная, не совсем настоящая оригинальность? Что «стандартный список типов оригинальных ответов» — это нонсенс? И что новизна, укладывающаяся в рамки оценок, разработанных десятилетия назад, это тоже не совсем настоящая новизна, хотя и удобная для оценивания? Такая престарелая новизна. Эти неустранимые противоречия заложены в самой идее теста творчества.

Практически из всего этого следует: чем более новым и оригинальным будет ответ, тем меньше вероятность, что экспериментатор его заметит и оценит! Ведь в том списке ответов разной степени оригинальности, с которым сверяется экспериментатор, такого ответа просто нет. По той простой причине, что настоящие оригинальные решения имеют тенденцию не попадать в список уже известных, а расширять его. (Поэтому, в принципе, после обследования каждой истинно творческой личности должна возникать необходимость пересмотреть и расширить набор оцениваемых тестом параметров — ведь эта творческая личность может внести новое измерение, новый параметр.)

Понимая, что его могут не понять, тестируемый, конечно, может, если наберется смелости, спросить экспериментатора: «А вы заметили, что я придумал?» После этого добросовестный экспериментатор, подумав, может быть, отошлет его вариант ответа разработчикам теста. А те решат, как такую новацию оценивать и стандартизировать. Может быть даже этот ответ войдет в общий перечень ответов, удлинив его на единицу (гордись, испытуемый!) Но это абсолютно не гарантирует от того, что на следующее же утро не найдется человек, который изобретет новое оригинальное решение, и его ответ либо вообще не заметят, либо не так интерпретируют.

Тестирование истинно творческой личности требует от психодиагноста не меньшего творческого масштаба, чтобы заметить и оценить предложенную новацию. Но реальное, практическое взаимодействие двух людей с равным интеллектуальным и творческим потенциалом неизбежно теряет характер одностороннего тестирования, это скорее попытка «вписать» другого в рамки своей модели. В лучшем случае их встреча превратится в равноправное общение, в творческий диалог одного человека с другим.

А судьи кто?

Рискну высказать еще одно крамольное суждение. Любой тест мышления — это еще и скрытая (хотя, может быть, и не осознаваемая) претензия его авторов на свою практически непревзойденную мудрость. Ведь предполагается, что интеллект любого человека может быть описан в рамках модели, созданной интеллектом автора теста, а значит, более мощным суперинтеллектом! Более того, предполагается, что этот барьер никому из тестируемых не удастся перепрыгнуть в течение ближайших десятилетий использования теста.

Здесь неизбежно возникает тот самый вопрос: А судьи кто? Нет оснований сомневаться, что авторы и разработчики тестов интеллекта и творчества — это в основном очень умные люди. Но при этом в их собственном мышлении есть определенная специфика, что не может не сказываться на составляемых ими заданиях. Например, основоположники тестовой психодиагностики были очень сильными математиками и достаточно сказать, что часть методов и критериев математической статистики, ныне широко известных и используемых в самых разных областях, была изначально создана тестологами именно для нужд психодиагностики. И психологи этим гордятся. Однако возникает вопрос, как математический склад ума авторов тестов сказался на созданных ими тестовых заданиях? Это никем специально не изучалось, а зря.

И.С. Кострикина, кандидат психологических наук из Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники, проанализировала содержание заданий тестов «на интеллект» и установила любопытный факт. Чтобы показать средний уровень интеллекта при тестировании, испытуемому достаточно иметь развитые вербальные (речевые) способности. А вот для демонстрации высокого и сверхвысокого интеллекта нужны отлично развитые математические способности, связанные с установлением закономерностей в числовых рядах. Иначе говоря, тестовые математические задания представлены очень и очень трудными. Это отражало ценностные ориентации и личные предпочтения разработчиков. Самым главным в интеллекте они считали способности к математике. Но не означает ли это, что окажись среди составителей тестов люди с другими мировоззренческими установками, мы бы сейчас имели и другие тесты? Ведь разработчики могли пойти и по противоположному пути, подбирать сверхсложные «филологические» задания, а математические ограничить несложной арифметикой. Или же, решая тесты на интеллект, мы бы сейчас отыскивали закономерности вообще не в математических или филологических, а в биологических рядах, и т.д.

Тогда сейчас среди тех, кто получает наивысшие баллы за уровень интеллекта, оказались бы совсем другие люди! А страны, где тестовые оценки широко используются для отбора на различные должности, может быть, имели бы иную элиту. Это очень важный социальный аспект психодиагностики. Ведь те, кто придумывают стандарты оценки чужого интеллекта и творчества, имеют свой собственный, небезграничный интеллект (живые все-таки люди) и отнюдь не безупречные представления о том, что такое творчество и как его измерять (что, собственно, и служит предметом ожесточенных дискуссий между разными школами психодиагностов).

«Синяя птица»

Творчество по самой своей сути призвано обходить, нарушать, растворять известные стандарты, в том числе стандарты изучения и измерения самого себя, делая их непригодными , пусть даже и не намеренно. Возможно, именно поэтому психолог Петр Яковлевич Гальперин назвал проблему творчества «синей птицей» психологии.

Синюю птицу нельзя поймать, а будучи пойманной, она либо умирает, либо перестает быть синей. Так же и творческое мышление, оно тем дальше от настоящего творчества, чем жестче и надежнее «силок» психологического теста, который для творчества приготовили. Изучение творческого, нестандартного мышления требует творческих, нестандартных методов. Тест здесь может быть подпоркой, но никак не основным средством. Ну и конечно, хорошо бы, чтобы тестолог, психодиагност был не так категоричен в своей оценке чужого творчества, как та дама из начала статьи (про марсианку).

Юлия Чернуха

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *